Абсолютный рейтинг

2 953 подписчика

Свежие комментарии

  • Elena Panova
    Про жыда солженицина все верно, про раскулачивание и войну не согласна - там было намного больше жертв. И про холоко...Солженицын по вра...
  • Людмила Симонова
    Время всё расставит на свои места и уже это происходит! Большинство людей и даже образованных были далеки от истории...За что уже после ...
  • Олег Панков
    Вы что, в конец обалдели?! Зарплату в гб получаете?Солженицын по вра...

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Героическая оборона крепости Баязет русскими войсками от турок продолжалась 23 дня в июне 1877 года. Отряд примерно из 2000 воинов всего с двумя пушками оборонялась в небольшой цитадели почти без провианта и источников воды против армии в 20 000 человек с 27 пушками. Более 300 человек осаждённых погибли, остальные дошли до крайней степени истощения. При отражении штурмов они уничтожили до трети армии осаждавших. С такой русской отвагой можно сравниться разве что оборона Брестской крепости, но Баязет - все-таки отстояли.

Оборона Баязета протекала драматически ещё и потому, что среди его защитников не было единства мнений насчёт действий. Подвиг был омрачён драмой внутреннего раскола.

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Смотревшие сериал «Баязет», снятый по историческому роману Валентина Пикуля, сразу же, конечно, невзлюбили подполковника Пацевича.

Потомственный офицер Григорий Пацевич к 54 годам участвовал во многих сражениях Кавказской и Крымской войн, никто не знал за ним малодушия и трусости, и тут такое…

В конце мая до Пацевича стали доходить тревожные слухи, что на осаду крепости движется сильная турецкая армия. Русская армия, занятая осадой Карса, вряд ли сможет оказать помощь гарнизону Баязета. 5 июня в виду крепости показались крупные силы противника.

6 июня Пацевич предпринял разведку боем, чтобы уточнить силы и расположение вражеских войск, попал в засаду и едва не погиб.

7 июня турки прислали предложение о почётной капитуляции гарнизона, обещая после сдачи отпустить его на волю. На военном совете предложение было отвергнуто. За его принятие выступил только один Пацевич.

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

На следующий день турки приступили к стенам. Пацевич как командир гарнизона скомандовал солдатам не стрелять и предложил туркам вести переговоры о сдаче. В этот момент его поразили две пули со спины.

Никто до сих пор не знает, кем были выпущены пули – турками или кем-то из своих, кто не желал, чтобы малодушие начальника привело к позорной сдаче Баязета. Гарнизон геройски отразил штурм, а Пацевич умер от полученных ран 16 июня.

А что же произошло потом с тремя главными и настоящими героями Баязета  -  комендантом крепости Федором Штоквичем, ханом Исмаилом Нахичеванским и всеобщей любимицей Баязета, вдохновлявшей мужчин на подвиги, женой погибшего подполковника Ковалевского – Александрой Ефимовной. По фильму – некогда возлюбленной поручика Карабанова, которого сыграл Алексей Серебряков.

Штоквич

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Возглавивший оборону крепости капитан Штоквич последовательно отверг девять ультиматумов о капитуляции и дождался помощи. В ту войну он дослужился до подполковника, а все его четверо детей получили право на образование за счёт государства.

Самому же Штоквичу, помимо положенного денежного содержания, Государь Император пожаловал пожизненную пенсию в размере 1000 рублей в год.

Почти сразу же после Баязета Федор Штоквич получил должность при царском дворе. Он был назначен 2-м комендантом города Петергоф. Такая вот странная должность — 2-й комендант.

За двадцать постбаязетовских лет – за свои подвиги и несгибаемость в Баязете - он был усыпан многочисленными наградами и орденами.

Отношение к нему, по-видимому, действительно было особое. Ведь позже – уже после его смерти - три его взрослые дочери (от 20 до 30 лет) после долгих хлопот и различных писем в высшие инстанции получили пожизненную пенсию в 500 рублей.

Исмаил-Хан Нахичеванский

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Вот всем хорош роман Пикуля. Кроме одного. Того, как он изобразил в книге князя Исмаил-Хана Нахичеванского. Наоборот – это он главный герой Баязета. Он был самым ярым противником сдачи Баязета, а на совете офицеров сказал, что лично застрелит того, кто поведёт речь о сдаче, так как позор в первую очередь за это ляжет на его, как на мусульманина, голову. А этого он не перенесет.

Хан, азербайджанец по национальности, спасал беженцев-армян от озверевшей толпы иррегулярной кавалерии курдов.

В фильме же его постоянно подозревают в вероятном сговоре с турками и что он в итоге тайно, вот-вот, откроет им ворота крепости.

Зачем Пикуль изобразил его таким? Остается предположить только одно - в то время в советской стране царей и тем более ханов можно было изображать только кровопийцами, а исключение негласно было сделано только для одной монаршей особы – Петра Первого.

На самом деле судьба этого замечательного воина оказалась самой счастливой. И не потому, что он прожил долгую жизнь. Его жизнь была переполнена множеством добрых, важных и полезных дел. Исмаил-Хан Нахичеванский до последнего дня был, как говорится, в седле, красиво гарцевал и вдыхал аромат долгой жизни полной грудью. Он жил и умер в почете.

После Баязета Исмаил-Хан возвышается до чина генерал-майора, а позже – до генерал-лейтенанта.

В 1883 году именно он был удостоен чести представлять дворянство Эриванской губернии на коронации Императора Александра III.

О любви народа к нему лучше всего скажет один день - 28-е октября 1890 года. День его 50-летней службы на благо Отечества.

После получения поздравительного письма от Государя Императора с раннего утра все местное дворянство, чиновники и купцы являлись к почтенному юбиляру с горячими поздравлениями. Разные сословия произносили речи. Нахичеванское дворянство преподнесло юбиляру золотой массивный портсигар с прекрасной персидской шалью, а обожающие хана армяне — огромный серебряный поднос. Весь город жил в этот день юбилеем своего земляка. Военные отдали положенные почести, играл духовой оркестр, в мечети отслужена служба.

А особо в поздравлениях говорили и о том, какую помощь он оказал жителям Нахичеванского уезда во время голодного года.

Еще один штрих о Хане Нахичеванском…

В начале 1895 года Исмаил-хан с радостью принял приглашение вновь поехать с депутацией от Эриванской губернии в Петербург на коронацию следующего Государя — Николая Александровича. Возвращаясь домой, счастливый и нагруженный уймой подарков на несколько тысяч рублей, 7 февраля он проезжал Акстафу, где какие-то негодяи-грабители срезали с экипажа его сундук и корзину. Шум поднялся во всем Закавказье. Кого ограбили! Конечно, тут же вся полиция бросилась на поиски грабителей. Но сами разбойники, выяснив, кого они обокрали, 10 февраля подбросили в целости эти вещи. Правда, не все, украли три каких-то орденских знака. Благо у Исмаил-хана их было множество.

Для кого-то такой грабеж мог бы обернуться трагедией, смертельным инсультом, но - не для Исмаил-хана.

В его еще молодые 76 лет, как говорят очевидцы, это стоило лишь улыбки.

10 февраля 1909 года нахичеванский телеграф распространил по всей многонациональной России грустную весть: «Сегодня в 7 часов утра скончался защитник Баязета генерал от кавалерии Исмаил-Хан Нахичеванский».

Некролог в газете «Кавказ» от 3 марта 1909 года не только напомнил общественности о величии этого человека. Впервые в истории была, наконец заявлена истинная историческая роль полковника Исмаил-Хана в далекие дни июня 1877 года:

«… Заслуги и отличия покойного Исмаил-хана достойно оценены историей двух наших кампаний против турок, но первенствующее между ними место должно быть, по справедливости, отведено «славному баязетскому сидению», когда, после смерти полковника Пацевича, покойный хан, приняв команду над гарнизоном, своей беспримерной храбростью, умелостью и твердостью поддерживал дух осажденных… Гарнизон геройски сопротивлялся в течение 23 дней, питаясь в последнее время одной кониной. 28 июня генерал Тергукасов атаковал 13 000-й турецкий корпус, осаждавший цитадель, разбил корпус наголову и освободил доблестный гарнизон».

Александра Ефимовна Ковалевская

Жизнь Исмаил-Хана Нахичеванского, истинного героя Баязета

Судьба единственной женщине в цитадели, ставшей там признанной героиней, оказалась наиболее печальной. Генерал Гейне засвидетельствовал, что полковник Исмаил-Хан Нахичеванский, покидая Баязет, внес ее фамилию в список на различные награды, предусмотренные для осажденных, и оставил этот список коменданту капитану Штоквичу, но Александру Ефимовну Ковалевскую лишили заслуженных наград.

Главнокомандующим тогда было принято решение выдать всему гарнизону Баязета денежную компенсацию за утраченные во время осады личные вещи.

Как утверждает генерал Гейне,

…«эта милость не коснулась только одной А. Е. Ковалевской и то, вероятно, вследствие случайной забывчивости капитана Штоквича доложить о ней высшей власти. Если Измаил-паша в письме коменданту от 24-го июня придавал значение тому, что между страдавшими была женщина; если более искренние натуры, с прямотой относившиеся к событиям и фактам, пришли первыми чуть не поклониться героизму женщины, потерявшей во время блокады более, чем кто-нибудь из гарнизона, если весь отряд благовейно встречая ее появление, значит положение А. Е. Ковалевской было незаурядное».

Причины несправедливого отношения к Ковалевской со стороны Штоквича оставались неизвестными, поводом же служил формальный факт: она не находилась в штате госпиталя и работала там по доброй воле, то есть бесплатно.

По закону, Александра Ефимовна имела право на пенсию в связи с гибелью мужа. И пенсия такая действительно была оформлена. Размером в 405 рублей.

10 августа 1877 года главный врач 11-го Кавказского Временного военного госпиталя Коллежский Советник Сивицкий выдал ей Свидетельство следующего содержания:

«Дано сие бывшей жене Подполковника, а ныне вдове Александре Ефимовне Ковалевской в том, что с 16 апреля по 20 мая сего года поступила в число Сестер Милосердия в 15 Кавказский Военно-Временный Госпиталь, а с 20 Мая по 28 Июня сего года — в 11 Кавказский Военно-Временный Госпиталь без денежного содержания по собственному желанию. За время исправления должности сестры Милосердия, Госпожа Ковалевская исполняла свою обязанность с особым усердием и человеколюбием, несмотря, что перед самою блокадой Баязета постигла горестная участь самой, а именно: потеряла мужа своего в сражении с Турками 6 июня, в десяти верстах от Баязета, где он был смертельно ранен в живот, и все-таки продолжала заниматься около больных, поделившись своими запасами между блокадцами Баязета и вследствие чего сама испытывала после более двух недель недостаток наравне с прочими и после столь бедственного положения потеряла здоровье, которое, едва, по истечении полутора месяца, начало восстанавливаться, переселившись в селение Дарагачах, при медицинском пособии».

Эта справка дала право Ковалевской считаться участником обороны Баязета, где она действительно сильно подорвала свое здоровье, но и этот документ не поправил ее финансовое положение…

В 1879 году Александра Ефимовна Ковалевская вторично вышла замуж за майора Беловодского и, наверное, надеялась улучшить свое благополучие и здоровье. Надежды не оправдались. Ковалевская тут же лишилась пенсии, полученной после его гибели. Новый супруг ее был не столь состоятельным, и они жили только на его содержание.

Поэтому у Ковалевской начался новый виток многочисленных прошений и хождений по инстанциям мощного бюрократического аппарата России с целью восстановить утраченную пенсию и одновременно получить пособие по болезни. От Ковалевской всюду требовали представить кипы документов, кто был ее покойный муж, кто она и о том, что здоровье у нее до предела расшатано.

Что любопытно: везде ее поддерживали, везде ей сочувствовали, но просьба не удовлетворялась. Просил за нее даже Главный штаб Военного министерства.

Мытарства Ковалевской, наконец, завершились тем, что она получила «от щедрот Его Императорского Величества» только маленькое единовременное пособие. Пенсию за мужа ей так и не возвратили.

Окончательное решение выражено в резолюции Военного Министра генерал-адъютанта Банковского: «Высочайше поведено выдать жене майора Беловодского единовременное пособие в 200 рублей из суммы Государственного Казначейства. Просьбу ее о пенсии — отклонить».

Жаль, но судя по всему, став пожизненно больной после Баязета, радостная жизнь у всеобщей любимицы осажденной цитадели Александры Ефимовны Ковалевской-Белозерской так и не получилась.

Спасибо за проявленный интерес к статье. Благодарю за лайки! Подписывайтесь, делитесь!

Картина дня

наверх