На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Абсолютный рейтинг

23 280 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вадим Ксенофонтов
    Вот их и расселят туда, у кого будет все отобрано. Сейчас их 17 млн приезжает, а будет 50 - 80.  Только, скорее всего...Как скромно живет...
  • Валера Морозов
    Хотелось бы верить…Норвегию крепко н...
  • вячеслав полыгалов
    Играете в политику!-МНЕ НЕ ИНТЕРЕСНО!-ВАЛИМ ТВАРЕЙ!"А он не за вас п...

Как Пригожин отбирал заключенных для Вагнера. Рассказ выжившего

Уроженец Казани, Ильдар Акбулатов, отбывавший срок в колонии строгого режима в Карелии, решил уйти на фронт в составе ЧВК "Вагнер" осенью 2022 года. К тому моменту сидеть оставалось ещё более 13 лет. Когда в исправительное учреждение прибыли вагнеровские рекрутеры и лично глава ЧВК Евгений Пригожин, он одним из первых записался в ряды, однако был предупреждён: выживаемость была почти нулевая.

Спустя почти 2 года бывший заключённый рассекретил три строгих табу Пригожина - "и такой разговор был абсолютно с каждым".

Об этом бывший заключенный рассказал порталу 116.ru.

Акбулатов:

"Нас собрали в столовой, он объяснил популярно, что и как, пригласил вступить в ряды "Вагнера". Сказал, что это наш единственный шанс как людей, совершивших тяжкие преступления в своей жизни, сказать своё последнее слово. Как это было в 40-е, когда заключенные вставали на защиту Родины. Он не скрывал ничего. Объяснил, что большой процент погибнет, очень многие останутся инвалидами, живых и здоровых будет немного. Не было напыщенности, уговоров, просто честно и открыто. Мужики, кто хочет, поехали".

По словам бывшего заключённого, рекрутеры "Вагнера" приезжали несколько раз в колонии. В первый раз желание отправиться защищать Родину выразили 60 человек, несмотря на то что послушать про службу пришло более 500, а это половина всех заключённых в колонии. Остальных не допустили до собрания.

Акбулатов:

"Администрации ФСИН никогда не было выгодно, чтобы люди уходили на фронт, потому что люди должны работать. Если осуждённые будут массово уходить на фронт, у зоны не будет работы, всё будет закрываться".

Те 60 человек, что сразу откликнулись, были отправлены в административный корпус и по одному заходили в кабинет начальника учреждения. Ильдар Акбулатов оказался третьим по счёту в этой очереди. По воспоминаниям вагнеровца, в том кабинете их ждали Пригожин с охраной и администрация колонии.

Акбулатов:

"Спросил, за что сижу, какой срок мне дали, какие преступления совершил, почему хочу поехать. Уточнил, понимаю ли я, что могу не вернуться. Еще спрашивал, был ли в армии. На тот момент я уже лет восемь не курил, занимался спортом, в общем, бодрячком был. Он меня одобрил. И такой разговор был абсолютно с каждым".

Вагнеровец даже рассекретил некоторые детали того разговора с Пригожиным. По его словам, у руководителя ЧВК было три строгих табу:

"Отказывался брать тех, кому меньше 22 лет. И сирот,. Из-за того, что выживаемость, по его словам, в некоторых подразделениях была почти нулевая. Главным аргументом было то, что распределение случайное, а у молодых впереди целая жизнь.

А еще в ЧВК никогда не брали насильников и педофилов".

Вечером того же самого дня оперативные сотрудники пришли в жилые корпуса, вызывали всех, кто решил ехать. По словам Ильдара, тогда же были составлены договоры на службу - там было прописано, что нельзя никому говорить о том, что их завербовали ехать на фронт. Администрация не ожидала, что целых 60 человек решат поехать. Все были недовольны, потому что собрались уезжать ребята, которые работали завхозами, старшие смен, те, на ком держалась рабочая зона.

Сам собеседник на тот момент был главным в швейном цехе - в колонии сдал необходимые экзамены и получил диплом государственного образца швеи пятого разряда.

Акбулатов:

"В итоге 13 июля пришли оперативники, подняли 32 человека, а остальных администрация наша не отпустила без каких-либо объяснений. Мы между собой потом как-то узнавали, обсуждали и пришли к выводу, что они провернули аферу. В Москву послали документы, что мы какие-то грубейшие нарушители. Меня не отпустили, как и остальных, кого невыгодно было отпускать".

Ильдар вспоминает, что после отказа обманутые даже планировали устроить бунт, отказывались выходить на работу. Начальство колонии пыталось убедить всех в том, что это не они не пустили, а такое указание сверху было. Обещали, что Пригожин ещё обязательно приедет.

Акбулатов:

"В ноябре снова приехали из "Вагнера". Это было в воскресенье, а нас выгнали на работу, хотя не должны были. Мы сразу поняли, в чём дело. Продумали целый план, как показаться на глаза "вагнерам". Нас просто прятали. На КПП мне случайно попался документ с ФИО тех, кто не должен был попасть на отбор. Самым первым числился я. Был я и другие работящие ребята в компании педофилов и насильников, которых в принципе не брали".

Желающие отправиться на службу провернули целую операцию по попаданию в столовую, где выступали представители ЧВК. Ильдар спрятался посередине строя, а оказавшись на месте, подбежал к вагнеровцу и сказал, что ему нужен разговор. Пояснил, что Евгений Викторович сам отобрал его в прошлый раз. Поименно назвал всё начальство, которое его прятало.

Акбулатов:

"Во второй раз на личную беседу поднялись уже 100 человек. Я был самым первым и показал документ, где было написано, что меня нельзя отпускать. На следующий день всё управление получило по шапке за то, что скрывало осуждённых от "Вагнера" и службы. Ну и на сей раз уже поехали 6 завхозов, 5 старших смен, 4 бригадира, почти все уехали. Все, кто изначально хотел, все покинули колонию. Многих отговаривали, говорили, что "Вагнер" - это бандиты и наёмники, им нельзя доверять. Но если они такие, зачем они сами тогда пускали их на территорию колонии? Наклоняли перед ними голову?"

Акбулатов очень уважительно отзывается о Пригожине, говорит, что он договорился с главнокомандующим, чтобы осуждённые получили возможность встать на защиту Родины, искупить свою вину. И логично отпустить их после такого на волю.

Акбулатов:

"Документально нас вначале помиловали, а потом мы уже поехали. Из зоны мы вышли уже свободными людьми. Моя группа вышла 30 ноября. Нас посадили в автозаки, повезли на аэродром, усадили в самолёт, и мы поняли, что свободны. До того момента не верили, что это правда".

По словам Ильдара, в "Вагнер" с ним пошли совершенно разные заключённые - кому-то до конца срока оставалось 5 лет, кому-то - 15. Также встречались и те, кому до выхода на волю оставался лишь один месяц. Конечно, были и те, приблизительно 15%, кому просто не хотелось сидеть еще 17-20 лет, поэтому они рискнули. Но все остальные шли защищать Родину и не питали иллюзий насчёт штрафбата, так как понимали, что "идут в самое пекло".

Подпишитесь, поставьте лайк) Я буду вам очень признателен.

Бочкарев Александр

Картина дня

наверх