На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Абсолютный рейтинг

23 324 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Бунцов
    Мы русские, а у маминого отца было имя Иосиф, русские давно перенимали чужеземные имена- еврейские, греческие, римски...Садальский, увиде...
  • Sergey Ivanov
    А еще нам понадобится боевая народная партия. Название есть: Большевиков. Социалистов. Коммунистов... Выбирай что бол...Кореновка восстал...
  • Халкен Нугуманова
    👍Пророк Тодд, кото...

"Лупить надо уже со всей силы". Мощное интервью губернатора Запорожья

Вот такое интервью дал губернатор присоединенной Запорожской области, где в том числе довольно интересно и подробно рассказал о своем общении с пленными украинцами.

- Как оцениваете то, что сейчас происходит на линии соприкосновения?

- Ситуация внушает надежду на то, что Запорожье в ближайшее время будет освобождено.

Пленные говорят одно и то же: что их взяли, дали в руки оружие, а они не хотели. Кто парикмахер, кто кальянщик, кто коммунальный служащий...

Мы не воюем с Украиной, мы воюем с режимом, который гонит людей на бойню. И с Западом воюем. И это почти все там уже осознают.

Мы все когда-то в одной армии служили. Ну, в большинстве своём, не считая молодёжи. Потому что офицеры-то в основном – это мои сослуживцы, я военное училище заканчивал в СССР…

– В итоге мы оказались сильнее и побеждаем?

– Сегодня, скажем так, мы выдохнули. Но ещё далеко не Победа. Противник ещё имеет силы. С нашего направления перебросили боеспособную группировку "Марун" на Донецк. Часть войск противник перебросил на Херсон. И у нас на сегодняшний день открылись перспективы. Мы, как Высоцкий пел, забираем свои крохи и пяди, метр за метром.

– Вы с пленными лично общаетесь?

– Ну, конечно. Мы постоянно допрашиваем их, разговариваем. Я выкладываю видео общения с ними. Мы должны знать своего потенциального противника, знать, что на том берегу. То, что ФСБ, военные допрашивают – это само собой. А у нас своя задача. Нам надо работать с территориями, которые завтра придётся возвращать, с людьми, которые там. Мы должны понимать настроения, как работают предприятия, как построена структура военкоматов, которые забирают людей. И как человек, как гражданин просто не могу не сострадать тем людям. Они все к нам попадают с болезнями. У них у всех или язва, или гастрит в тяжелейших запущенных формах. Мы их отпаиваем бульонами.

– И что они говорят? Когда мужской такой разговор.

– Вот недавно говорил с человеком, практически моим ровесником. И говорю: ну ладно, это шпана там 19-летняя, но ты же, говорю, ты-то куда полез? Ладно, они читать не умеют, но ты же на одних букварях с нами вырос. Он говорит: да я вот, це то робыв, то меня пришли… Ну, короче, его пришли, за нос взяли и вывели. Дали автомат, сказали: иди воюй. Он говорит, что ему легче воевать, чем жить под постоянным прессом. И я это понимаю.

Мы же практически жили в оккупации. Это была настоящая оккупация. Особенно последние 10 лет. Когда у тебя забрали язык, у тебя забрали культуру, забрали твою веру, церковь забрали, забрали всё, на чём ты стоял. Ты стоишь, как на камешке неустойчивом. Потому что у тебя ничего нет...

Родина – это где ты живёшь, это территория. Она и под монголо-татарами Родина. Стонет, плачет, её бьют, но она всё равно Родина. И никуда не деться. А Отечество – это то, как ты живёшь. Живёшь ты по заветам своих отцов? Это я спрашиваю хлопчиков в плену. Спрашиваю: это вам завещали ваши отцы?

– И деды…

– Да, и деды. Говорю: ты за что вообще воюешь? Ну, за Украину. Я говорю: за какую Украину? Это же не спортивная команда, что мы вышли, поиграли, а завтра маечки поменяли. Ты, говорю, понимаешь, что Украину продали, землю продали, без тебя продали? Хотя обещали, что будет всенародный референдум. Кредитов набрали такое количество, что даже твои правнуки никогда не отдадут. Ты холоп, который живёт нынче на чужой земле. Которого завтра возьмут за нос и ткнут в окоп. Потому что ты ничего не стоишь, ты уже никто, ты не хозяин своей земли.

– Что отвечают?

– Кивают. По большому счёту всё равно осознание приходит. Мы же говорим и с теми, кто не находится в плену, а нам помогает. Дают нам координаты натовских бойцов, координаты военкоматов.

Но есть мои вчерашние сокурсники по военному училищу, которые, к сожалению, не понимают. Я говорю: ты почитай присягу внимательно. Там не сказано, что Советскому Союзу ты присягаешь, ты присягал советскому народу. И запомни последние слова: "Если я нарушу мою торжественную клятву, пусть меня покарает презрение товарищей и строгость советских законов". Так вот, почитай это внимательно, потому что совесть и душа рано или поздно призовут тебя к ответу. Потому что ты продал её, ты продал своих дедов, ты продал свою землю, свою Родину.

– Во что превратили Украину: кто не скачет, тот москаль…

– Доскакались. Кредитов полный рот, земли нет, предприятий нет, олигархи и поляки ими управляют…

Так как я долгое время был депутатом Верховной рады и Запорожского областного совета, работал в министерстве экономики, могу сказать, что структура экономики Украины на 34% строилась на чёрной металлургии. Больше трети экономики. А это 12 металлургических комбинатов.

– Где они сейчас все?

– Они все сейчас уже уехали. Тю-тю! Их разорили, разобрали, растащили, распродали. Или они находятся в полудействующем состоянии. А ведь что такое меткомбинат? Вокруг него огромная сеть железных дорог. А это депо… Это огромный механизм. И 34% экономики.

На втором месте была химическая промышленность. "Сумы Химпром", "Азот". То, что опять же потребляет огромное количество газа, который необходим для того, чтобы приготовить химию. Огромные предприятия. Где это сегодня всё? В каком оно находится состоянии? Зеро.

Третье место занимала труба, которая шла через Украину. Которая вела газ, нефть, аммиак из Тольятти шёл. То есть целый ряд энергопотоков. Завязки на электричество, на всё… И я им, "украинским патриотам", говорю: ребята, вы понимаете это? Вы хоть бы книги начали читать. Потому что непрочитанные книги имеют свойство мстить. Вы же потеряли всё, на чём стояла экономика.

- А помните фото Зеленского на могиле его деда? И при этом он подписал указ о замене Дня Победы на 8 мая, на День памяти и примирения...

– Тут надо искать корни в развале Союза, то есть в потере страны. В 1990-х выросло поколение, которое упустили. Когда в школе совершенно никто не задумывался о том, как воспитывать детей. Когда профессию рабочего опустили ниже плинтуса.

– Купи-продай, да?

– Вот Зеленский из этого поколения. Люди заразились вирусом "за деньги всё". Ведь он же, будучи хорошим продюсером, хорошим режиссёром и неплохим актёром, усвоил одну правильную вещь: чем лучше ты работаешь, тем больше ты получаешь. Но только нравственный аспект был утрачен полностью. Это человек, которому за деньги можно всё. И это ему разрешают его заокеанские партнёры, которые его пользуют, как салфетку со стола. Они просто поняли, что человек настолько циничен, что ему всё равно что продавать. Деда, память…

– Ну, на могилу-то пришёл.

– Так он пришёл, для того чтобы сфотографироваться. Вот перед вами сидит человек, который во втором туре голосовал за Зеленского. Я голосовал за Зеленского, представляете? Ну что я мог сделать, если у нас был выбор – Порошенко и Зеленский? Ну за кого? Про Порошенко уже знали, что эта мразь обокрала страну, а обещал, что остановит войну…

– А теперь даже Лавру тронули...

– Смотрите, сразу скажу, что у них "красных линий" нет. "Красные линии" только у нас. Они начали бить по Белгородской, по Брянской областям, они начали лупить по Крыму. А мы только в ответ это делаем. Это неправильно. Я считаю, скажу своё личное мнение, надо лупить со всей силы. Так, чтобы фашист больше никогда не открыл свою пасть. Чтобы дойти до последнего их логова и кол осиновый вбить в их пасти. Чтобы фашизм больше не поднялся. Потому что они навязали идеологию фашизма на Украине. Они знали, что она приживётся. Потому что полстраны той самой бывшей Украины это была Западная Украина, которую присоединили в 1939-м.

– Но Зеленский из Днепропетровской области. Тимошенко оттуда же.

– Больше того, он ещё и еврей. Когда говорят: как же еврей может быть фашистом? Он же русскоязычный… Так таких и берут. Именно этот самый опасный. Потому что если бы пришёл сейчас к нам из Львивской, или там из Ивано-Франкивской, Чернопольской, Черновэцкой области, мы бы понимали, что это нацик. И мы-то повелись на то, что он сфотографировался возле могилы деда. Мы представить не могли, что он такое может сотворить.

Англичане поняли, что человек за деньги и бабушку продаст, и дедушку, и маму родную. И Родину. У него нет Родины. Теперь у него нет Родины. И бежать ему будет некуда…

– И всем тем, кто принял бандеровскую идеологию…

– Будем бить до тех пор, пока противник сопротивляется. Так меня в армии учили. Когда противник поднял руки, тогда ты попадаешь под конвенцию нашу, внутреннюю, в первую очередь нашу ментальную. Под защиту нашего нравственного человека… Слава Богу, что это состоялось. Если бы мы это позже начали, то у нас бы не было этого поколения, нашего с вами поколения, которое ещё помнило то, за что мы воюем. Потому что, к сожалению, время стирает многие ценности. И наши дети уже не так ценят Великую Отечественную…

– Если смоделировать ситуацию, у нас не так много времени осталось – пять, десять лет, – Запорожскую область вы какой видите?

– Промышленной. Потому что Запорожье – это мощнейший индустриальный центр. Это огромное количество рабочих мест. Я вижу целую, это раз. Как она была в тех границах, в которых она была при Советском Союзе.

Второе – это место применения инновационных технологий. Потому что есть мощнейшая энергетическая возможность. Электроэнергии у нас, прямо скажем, избыток.

Третье – мы мощнейший сельскохозяйственный кластер.

И мы это все вернем.

Подпишитесь, поставьте лайк) Я буду вам очень признателен.

Картина дня

наверх