На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Абсолютный рейтинг

23 291 подписчик

Свежие комментарии

  • Vova Гарин
    Гос-дура это свинозагон едино-дресни,подлежат денофикации.Поплавская: "Это ...
  • Николай Шматков
    Т.к. подавляющее большинство у партии жуликов и воров, ГД=ЕР.Поплавская: "Это ...
  • jekka
    Да идут они в жопу«Свет по 4 часа, ...

"В 41-м Украина встречала нас как героев". Ветеран Вермахта - об одной ошибке Гитлера

Прочитал тут очень любопытные воспоминания ветерана Вермахта Хайнца Кюна, написанные им уже в послевоенные годы. Так вот, уроков из его рассказа - в применении к нашему времени - можно вынести сразу несколько.

Самоходный дед может не сойти с рельс

Если послушать сегодняшние рассуждения о тех временах – можно подумать, что чуть ли не половина немцев относилась к противникам национал-социализма, и всех их "просто заставили".

И уж тем более многие, якобы, были против Гитлера после Сталинграда.

Но, судя по воспоминаниям Кюна, такое предположение никак не соответсвует действительности. Гитлера в Германии вплоть до 1944 года все очень любили, он был невероятно популярен в народе. Женщины – так вообще его просто боготворили.

Гитлер покончил с безработицей и нищетой. Он смело пересмотрел Версальский договор – ведь каждый немец годами думал о том, что с этой неслыханной наглостью англичан должно быть покончено.

Воспоминания Кюна:

- Как-то раз прошел слух, что Гитлер поедет по нашей ветке из Лейпцига в Мюнхен. Весь Дойцен от мала до велика вышел на вокзал – всенародный праздник. Когда поезд показался, что тут началось! Люди, выкрикивая приветствия, махали руками, как сумасшедшие, плакали. Гитлера никто так и не увидел. Но это и неважно, все были счастливы: ОН побывал в наших местах. А сегодня? Да кто бы из нынешних ни проехал, разве хоть один человек пойдёт встречать поезд? Какое там...

Мне кажется, это урок 1. Мы можем сколько угодно убеждать себя с экранов ТВ, что народ США и западных стран совсем другой, он - хороший, это политики у них - плохие, но на деле все может быть совсем не так.

Вот, например, поведение Самоходного Деда такое, что мы вот-вот ждем, что он сойдет с рельс... Здоровается с тенью, несет что-то из своих снов, катается на перилах трапа самолета - и это, мол, видят простые американцы. Весь этот позор своего главного американца. Да разве они могут проголосовать за такого?..

Могут! Сейчас он поебждает среди демократов  и имеют поддержку в 30%. То есть, на данный момент как минимум треть американцев - за этого человек. Который, по нашему мнению, давно дискредитирован себя и впал в детство.

Все то же самое относится к Зеленскому, фон дер Ляйен, Шольцу или Бербок. Не надо преждевременно себя тешить иллюзиями. Биться - в независимости от нашей внутренней риторики - они будут до последнего дня, как тот самый ефрейтор...

Совеременной "Катюшей" и Т-34 должны стать для нас САУ "Коалиция"

Первой ступенью к армии стала для Хайнца Кюна Имперская служба труда (RAD), куда его призвали в 1938 году.

- Безусловно, RAD была разумным учреждением: молодёжь отвлекали от улицы, она была занята общественно-полезным трудом. Хотя вкалывать на чёрных работах, киркой и лопатой, приходилось довольно много.

...Своего оберстфельдмайстера из RAD Кюн потом случайно встретил зимой 1943 года под Изюмом, на Украине. Их было всего трое, вырвавшихся из окружения. Убегали под огнём красноармейцев, один погиб от пули. Вдвоём спаслись лишь потому, что русские, преследовавшие их, наткнулись на брошенный немецкий обоз, бросив погоню за беглецами. Кюн узнал своего товарища по RAD с трудом: оба были грязные и измученные...

18 ноября 1938 года Хайнц Кюн стал солдатом вермахта. Попал в противотанковый дивизион. 3,7 cm Pak 35/36 - эти противотанковые пушки представлялись ему грозным оружием. Но уже во время войны вдруг выяснилось, что они бессильны против Т-34! На фронте эти пушки прозвали «Panzer-Abklopfgeraet» («Орудие для постукивания по танку»).

Германская разведка проспала появление у СССР танка Т-34 – 3,7 см орудие не пробивало даже его кормовую броню!

Еще один урок, который мы в принципе всегда хорошо знали. Знаем и сейчас. Во время войны надо мгновенно изобретать и производить оружие, исходя из реалий военных действий. Советская страна точно справилась с этим, изобретя Т-34 и "Катюшу". Сейчас у нас есть гиперзвук, "Калибр" и "Кинжал", вот-вот появится САУ "Коалиция" - с дальностью стрельбы, которой нет ни у кого в НАТО.

Догнали в том, что упустили в начале войны - в беспилотниках.

У нас было право на 24.02.2022

Начало мировой войны - 1939-й год - Кюн воспринимает как совершенно справедливый шаг Германии:

- У стран-победительниц в Первой мировой, наживавшихся на репарациях из Германии, имелись все возможности предотвратить ее. Достаточно было согласия на ревизию Версальского договора. Они на это не пошли – нам оставалось лишь одно: отстоять свои права с оружием в руках. Другого выхода не было.

Минуточку. Где-то это мы уже слышали. Просьбу даже не пересмотреть, а попробоавать договориться по политике НАТО с продвижением к нашим границам. Достаточно было просто согласия США к таким переговорам. И ничего бы не было. 

Если у немцев была такая логика в годы начала войны в 1939-м, значит сейчас они должны понимать нас! Что нам - цитирую Кюна - оставалось лишь одно: отстоять свои права с оружием в руках. Другого выхода не было.

Уровень нашей разведки можно сравнить с советской?

«Крещение огнём» Кюн получил в Польше – под Ломжей, в районе Белостока. Там шли бои за переправу через Нарев. А в октябре 1939-го, в Брест-Литовске, он заработал свой первый Железный крест: Накрыл метким огнём польское орудие, державшее под обстрелом дорогу на Брест, по которой шли в наступление немецкие войска.

Его произвели в фельдфебели, направили в офицерскую школу (Waffenschule) в Берлине – поэтому война с Францией обошла его стороной. К своим возвратился уже лейтенантом.

В СССР воевать пришлось почти всё время на Украине. Артиллеристы-противотанкисты всё время были на подхвате. Их направляли туда-сюда, придавали разным дивизиям. Подробности войны в СССР описывать Кюн отказывается, ссылаясь на плохую память:

- Говорю так не потому, что мне есть, что скрывать. Если бы за мной числились какие-то преступления – не вернулся бы из плена. Русским всё было прекрасно известно. Офицер, беседовавший со мной на допросе, открыл толстую тетрадь и зачитал оттуда кое-что. Меня поразило! Он знал о моём боевом пути больше, чем я сам.

Представляете, какой уровень был советской разведки? О каком-то фельдфебеле - знали все! Вот сейчас - у нас есть этот самый уровень, с учетом уже новых технических возможнстей?

Изюм всегда был ключевым местом. Местом перекрестка сил и дорог

Единственный его рассказ о бевых действиях в СССР – это то бегство под Изюмом, о котором было сказано выше.

Уже во время выгрузки на станции они попали под огонь русских танков, и выгружались в экстремальных условиях:

- Позиция располагалась в овраге, длиной примерно 120-130 м, неподалеку от деревни, в которой стоял обоз. Противник обошёл с флангов – когда заметили, было уже поздно. Это было ужасное избиение и бегство, вместе с солдатами из других подразделений. Вырвались из окружения лишь единицы счастливчиков. Все остальные – полегли там, под Изюмом.

Изюм - это непростое место для нас. Историческое! Помните, знаменитые крамаровские "Крымский хан на Изюмском шляхе безобразничает" в "Иван Васильевич меняет профессию". Там - не безобразничили, там всегда были самые беспощадные битвы.

В древние времена Изюмский шлях (или татарский) был шириной от 40 до 60 метров, а глубиной «до колена человеку». По преданиям, этот и другие шляхи (дороги) были выбиты монгольскими лошадьми еще в XIII веке, когда орды Бату-хана шли завоевывать Европу.

Но Изюмский отличался тем, что после пересечения Северного Донца он был свободен для передвижения. Татары и ногайцы, которые по нему шли, дальше могли передвигаться с огромной скоростью. Русские князья столетиями выжигали здесь степи, пытаясь лишить лошадей захватчика подножного корма. Изюмский шлях тогда был "территорий страха" - по нему тысячами угонялись наши предки.

Вот такое это непростое место - Изюм, ныне город Харьковской области.

И вот совсем скоро, похоже, мы к Изюму возвращаемся...

"Та самая ошибка, стоившая нам ВЕРНОГО союзника. Украины"

В начале войны, когда победоносный вермахт входил в Украину – немцев встречали с хлебом-солью и транспарантами, иногда даже на немецком языке. Местные жители приветливо махали, выстроившись вдоль дороги. В Польше, вспоминает Кюн, такого не было!

Это - Львов:

Это - Ивано-Франковск:

А это - вообще Киев:

А в 1944-м, когда побитому вермахту пришлось отступать через те же населённые пункты – от былого приветливого и преданного отношения населения не осталось и следа! А все - почему? Ветеран Вермахта считает так:

- Думаю, то, что мы не пошли на провозглашение украинского государства, являлось огромной ошибкой, стоившей нам верного союзника.

И сейчас эту ошибку Запад с лихвой исправил. Каждый день он предоставляет Украине даже свои  территории для демонстрации государственности Украины. Сине-желтые флаги - на европейских площадях, речи во славу Украины - в европейских парламентах. Запад усвоил свою промашку 1941-го и провел хорошую работу над ошибками.

«Лучшие бойцы к 1944 году из вермахта и Ваффен СС были уже выбиты»

Кюн говорит, что утратил веру в победу после Сталинграда. Помимо воли, закралось сомнение: не хватит у нас сил выиграть эту войну! Но просто так закончить её и уйти обратно в Европу было уже невозможно. Лучшие люди к 1944 году из вермахта и ваффен СС были уже выбиты, полегли на полях сражений в СССР. А новые призывы – это было уже не то.

- Вот пример разницы между солдатом старым и неопытным. В лесу увидели завал – несколько деревьев, как бы поваленных бурей. Один из командиров орудий сказал: «Мне это не нравится». Ударили в этот завал – и подбили прятавшийся за ним Т-34 (это были уже французские орудия). От того, кто сделал первый выстрел, зависит жизнь и его собственная, и его товарищей. Как бы повёл себя неопытный солдат? Не придал бы значения увиденному – подумаешь, пара деревьев валяется у дороги – и, в результате, не ушёл бы живым.

Сейчас на фронте происходит, похоже, именно это. Лучшие силы украинцев выбиты, а новобранцы будут не в состоянии противостоять помавшей кураж российской армии.

«В плену было тяжело, но вся геббельсовская пропаганда о русских оказалась ложью»

- Русского плена мы боялись как огня! Верили геббельсовской пропаганде. Но пришлось пройти через него. Всё оказалось не так страшно: жили в лагерных бараках, работали на кирпичном заводе и на восстановлении зданий, разрушенных войной.

Администрация лагеря придерживалась правила «Кто не работает, тот не ест». На отказнике был заранее поставлен крест: Пайка его была такова, что выжить не представлялось возможным. А кто работал хорошо – тому пайку увеличивали. Но рацион всё равно был скудным, для тяжёлой физической работы. Приходилось как-то «доставать» дополнительные продукты.

- У меня о русских сложилось такое впечатление: при первом знакомстве русский замкнут, на контакт идет нелегко, но, стоит лишь завоевать его доверие – он к тебе с открытой душой, готов поделиться последним».

18 декабря 1948 года, после долгой разлуки, Хайнц Кюн, наконец, смог обнять жену и родителей. 18-летним его призвали, и только когда ему было уже 28 лет – Хайнц вернулся из плена. Жил он, как и вся его семья, в ГДР, и никогда даже мысли не было эмигрировать в ФРГ.

В Советском Союзе - после возвращения из плена - Кюн больше не был  ни разу. Но в те места, где воевал, – никогда и не тянуло посетить. «А, вот туда, где я провёл годы плена – в Боровичи и Пестово – я съездил бы охотно».

Сейчас ведь украинские вояки также попадают в плен с зажмуренными глазами, представляя, что сейчас, почти сразу, их будут четвертовать. А в итоге 90%, которые хорошо поработают над восстанавлением Донбасса, мы также в итоге через какое-то время после окончания войны просто отпустим.

А что касается "доброты русских", о которой говорит ветеран Вермахта, то это и есть та самая наша доверчивость. Это когда Меркель и Олланд вгрызаются в душу Путина и тот, как русский человек, искренне начинает им верить. Искренне думает, что все вместе они действительно стараются принести мир Украине и отвести пушку. Но как происходило все на самом деле - мы знаем уже теперь...

Подпишитесь, поставьте лайк) Я буду вам очень признателен.

Бочкарев Александр

Картина дня

наверх